Об уголовно-правовом статусе
потерпевшего от преступления

Рассматривая в качестве одного из направлений в рамках темы номера об уголовном процессе анализ правового положения потерпевшего, редакция журнала обратилась с вопросами к Ибрагиму Аюбовичу Фаргиеву, председателю Верховного Суда Республики Ингушетия, ученому и практику, в сфере научных интересов которого тема личности потерпевшего занимает одно из главных мест. После защиты докторской диссертации «Учение о потерпевшем в уголовном праве России» И.А. Фаргиев выпустил серию книг, в которых получили развитие прикладные вопросы учения о потерпевшем в отечественном праве.

Согласно Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений, а также Рекомендациям Комитета министров Совета Европы «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса», важнейшей функцией уголовного правосудия является охрана законных интересов потерпевшего, уважение его достоинства, повышение доверия потерпевшего к уголовному правосудию. В уголовно-процессуальном законодательстве (ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) также подчеркивается, что назначение уголовного судопроизводства — защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Уважаемый Ибрагим Аюбович, статус потерпевшего от преступления в уголовном процессе известен: он — участник уголовного судопроизводства со своими правами и обязанностями. В криминологии имеется такое самостоятельное направление, как виктимология — учение о жертве. Новым направлением в уголовном праве России является учение о потерпевшем от преступления. В чем особенности этого учения?

Долгое время теоретические и прикладные вопросы, относящиеся к уголовно-правовой характеристике потерпевшего от преступлений, находились в тени юридической науки и практики. Как самостоятельное научное направление учение о потерпевшем в уголовно-правовой науке России начало складываться в конце 60-х годов ХХ века. Однако начиная с 1990-х годов в связи с принятием Конституции Российской Федерации и существенным обновлением законодательства наряду со статьями, полностью или частично посвященными уголовно-правовым проблемам потерпевшего от преступления, публиковались монографии и учебные пособия, в которых рассматривались история и истоки учения о потерпевшем в уголовном праве, его основополагающие положения, терминология, понятийный аппарат, научный статус, перспектива теоретического развития и практического использования результатов и т.п., защищались докторские и кандидатские диссертации. Сегодня в учебной литературе по уголовному праву практически не встречаются разделы, посвященные составу или объекту преступления, в которых не затрагивались бы вопросы уголовно-правового значения потерпевшего. На юридических факультетах изучается спецкурс «Потерпевший от преступления: уголовно-правовой аспект». Кроме того, в разъяснениях высшей судебной инстанции страны более четко начали обозначаться вопросы значения потерпевшего в отдельных составах преступлений, при назначении и индивидуализации наказания.

Всеобъемлющее учение о потерпевшем от правонарушений в российской правовой науке в настоящее время отсутствует, поэтому правильное определение сущности и предмета теории о потерпевшем в уголовном праве имеет важное методологическое значение и для других юридических дисциплин, которые интересует потерпевший. Лица, которым причинен уголовно наказуемый вред, представляют интерес для уголовного процесса, криминалистики, криминологии, юридической психологии и др. Каждая из этих дисциплин изучает потерпевшего от преступления в различных аспектах, вычленяя свои особенности.

Не составляет исключения и уголовное право, которое рассматривает его под собственным углом зрения. Учение о потерпевшем в уголовном праве, как и любое относительно самостоятельное научное направление в границах конкретной науки, имеет свой предмет исследования, т.е. строго определенный круг изучаемых явлений и их закономерностей; в его основу положена мысль о том, что уголовно-правовые вопросы, относящиеся к потерпевшему от преступления, должны быть исследованы на том же уровне, что и преступление в целом. Данное учение о потерпевшем возникло как уголовно-правовая теория в рамках уголовного права закономерно, так как объективные нужды судебной практики потребовали ответа на ряд вопросов: о статусе потерпевшего в материальном праве; соотношении его функций в уголовном праве и уголовном процессе; о влиянии обстоятельств, относящихся к потерпевшему от преступления, на характер и степень общественной опасности преступления, особенности и степень вреда, причиненного потерпевшему деянием, предусмотренным уголовным законом; об оценке признаков, характеризующих потерпевшего в составах преступлений; о влиянии личности и поведения потерпевшего на уголовную ответственность и наказание и др.

Расскажите, пожалуйста, более подробно об уголовно-правовом положении потерпевшего при применении норм Уголовного кодекса Российской Федерации на практике.

Потерпевший и признаки, его характеризующие, не составляют определенного элемента состава преступления, однако эти признаки могут относиться к различным элементам (сторонам) состава: объекту преступления, объективной стороне преступления (обстановке преступления, преступному последствию).

Так, из всех статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) больше половины содержат составы преступлений, в которых интересы личности, т.е. потерпевшего физического лица, могут выступать непосредственным или дополнительным объектом посягательства. Законодатель по-разному отражает личность потерпевшего. В одних случаях перечисляет физические признаки личности (пол — женщина, мужчина; возраст — несовершеннолетний, малолетний и т.д.), в других — указывает социальные признаки личности, ее положение в системе общественных отношений (государственный деятель, общественный деятель, представитель власти, прокурор, судья, гражданин и т.д.). Иногда закон говорит, что потерпевший может находиться в беспомощном, опасном для жизни, болезненном состоянии или иметь с виновным родственные, служебные, материальные отношения. Факт нахождения в таком состоянии и отношения с виновным порождают у последнего обязанности, нарушение которых причиняет вред объекту преступления и потерпевшему как одному из элементов объекта.

УК РФ в равной мере охраняет и интересы иных субъектов уголовно-правовой охраны, которые не являются физическими лицами. Например, при описании объекта в составе злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ) законодатель говорит о потерпевшем — коммерческой или иной организации. В части 1 ст. 172, части 1 ст. 206, ст. 275 УК РФ потерпевшими выступают государство, организация.

Поведение потерпевшего является частью содержания объективной стороны отдельных составов преступлений, так как относится к элементам, характеризующим обстоятельства совершения преступления.

Так, законодатель устанавливает повышенную уголовно-правовую охрану граждан и должностных лиц с правомерным поведением, которое является признаком конкретного состава. Например, в пункте «б» части 2 ст. 105 УК РФ говорится о деянии, совершенном «в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнения общественного долга». Порой, описывая правомерное поведение потерпевшего, законодатель прямо указывает, что оно должно быть законным, — например, воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144 УК РФ). В другом случае законность поведения потерпевшего связывается с исполнением должностных обязанностей (ст. 318, 319 УК РФ), нахождением его при исполнении своих должностных обязанностей или если посягательство имело место в связи с их исполнением (ст. 334, 336 УК РФ).

К числу признаков объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 107, 108, 113, 114 УК РФ, относится обстановка, созданная поведением потерпевшего, которая одновременно выполняет роль повода к совершению преступного посягательства. На необходимость тщательного установления судами фактических обстоятельств, связанных с поведением потерпевшего, обращено особое внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Сравнительный анализ отдельных норм УК РФ, где поведение потерпевшего является конструктивным элементом состава преступления, показывает, что усиленной государственно-правовой защитой пользуются потерпевшие с правомерным поведением, а степень защиты потерпевших с неправомерным, аморальным поведением по сравнению с последним значительно понижена.

Нередко важной составляющей неосторожного преступления выступает поведение потерпевшего, которое может являться одним из условий, а порой и решающим условием реализации в противоправных действиях таких негативных качеств преступника, как легкомыслие, некритичность, пренебрежение правилами безопасности и т.д. Учитывая это обстоятельство, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» отметил, что если последствия, перечисленные в ст. 264 УК РФ, наступили не только из-за нарушения лицом, управляющим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, но и ввиду несоблюдения потерпевшим конкретных пунктов правил (например, переход пешеходом проезжей части в неположенном месте), это может быть учтено судом как смягчающие обстоятельства.

Признаки, характеризующие потерпевшего, должны отражаться (или должна быть возможность их отражения) в субъективной стороне преступления, в сознании виновного, иначе они не могут определять условия и рамки преступного и наказуемого. Выше было сказано, что к характеристике объекта преступления могут относиться признаки личности потерпевшего (физические и социальные свойства). Причиняя вред объекту преступления, виновный одновременно наносит ущерб и потерпевшему как участнику отношений уголовно-правовой охраны. Следовательно, признаки потерпевшего в значительной мере характеризуют степень общественной опасности соответствующих преступлений и, несомненно, отражаются в сознании субъекта.

Группа признаков характеризует поведение потерпевшего (правомерное, неправомерное, «согласие» потерпевшего); его состояние; взаимоотношения потерпевшего и виновного; вред, причиненный потерпевшему (физический, имущественный, моральный, деловой репутации). Необходимость их осознания для вменения виновному лицу не вызывает сомнений. В отдельных случаях в законе прямо указывается на заведомость осознания признаков, относящихся к потерпевшему, которые характеризуют объект преступления: например, убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В руководящих разъяснениях высших судебных органов страны неоднократно подчеркивалось, что признаки потерпевшего, характеризующие различные стороны состава преступления, лишь тогда имеют уголовно-правовое значение, когда они охватываются сознанием виновного лица. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 г. № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» отмечается, что изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего, когда виновный, совершая указанные действия, сознает, что потерпевшее лицо находится в таком состоянии.

Потерпевший может способствовать изменению содержания неосторожности, т.е. круга тех фактических обстоятельств, которые субъект сознавал или мог и должен был сознавать. При преступной небрежности одним из условий для образования обстоятельств, исключающих предвидение последствий, выступают правомерные или неправомерные действия потерпевшего, которые создали острую ситуацию или случайное событие. Расчет виновного на предотвращение последствий при легкомыслии может относиться к личности и поведению потерпевшего — например, водитель рассчитывает, что пешеход успеет перебежать дорогу.

При совершении преступления элементом внешней среды выступает потерпевший, поэтому, как показывает практика, его личность и поведение оказывают определенное влияние на возникновение мотивов и целей. Так, состояние и поведение потерпевшего, отношения с виновным как объективные признаки преступления, т.е. факторы внешней среды, выступают в роли мотива поведения преступника, преломившись через призму его сознания. Кроме того, с учетом особенностей, характеризующих потерпевшего и его поведение, виновный создает мысленную модель будущего преступного результата, т.е. цель преступления. Например, обязательным признаком субъективной стороны при необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины (ст. 145 УК РФ) является мотив нежелания иметь на работе потерпевшую — беременную женщину или женщину, имеющую детей в возрасте до трех лет. Один из распространенных преступных мотивов, который, как правило, вызывается личностными особенностями или поведением потерпевшего, — это месть.

Таким образом, правильное отражение в субъективной стороне состава преступления данных о потерпевшем и их изложение в обвинительном заключении, в приговоре суда — одна из гарантий верного применения к виновному уголовной ответственности, квалификации его действий, назначения и индивидуализации наказания и решения многих других важных вопросов.

В практике нередко встречаются примеры, когда неправомерное поведение потерпевшего граничит с преступлением. Исключается ли в этих случаях уголовная ответственность виновного лица?

Уголовное законодательство содержит достаточно полный объем норм, которые могут быть применены к потерпевшему физическому лицу, когда в его поведении обнаруживаются признаки преступления. Другое дело, что в правоприменительной практике эти нормы к потерпевшему применяются весьма редко, а чаще всего не применяются, поскольку рассматриваются эти вопросы больше с эмоциональных позиций, чем в уголовно-правовом плане. Распространение получила практика непривлечения к уголовной ответственности потерпевшего по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 113, 114 УК РФ, когда в его поведении обнаруживались признаки конкретного состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом. По выборочно изученным материалам 90 уголовных дел, рассмотренных судами различных субъектов страны, в 52 случаях (57%) органы предварительного расследования выносили постановления о прекращении уголовных дел в отношении этих лиц; по 21 делу (23%) вынесены постановления о выделении в отдельное производство материалов дела в отношении потерпевшего; в материалах 15 дел (16%) отсутствовали вообще какие-либо данные по этому вопросу. Такая практика не отвечает требованиям закона.

Что же касается вопроса о том, является ли неправомерное поведение потерпевшего обстоятельством, исключающим виновность деяния, то на него следует дать отрицательный ответ.

Во-первых, неправомерное поведение потерпевшего — один из объективных признаков ситуации, в которой субъект совершает общественно опасное деяние. В этом качестве оно наравне с другими признаками влияет на степень общественной опасности содеянного.

Во-вторых, в случаях причинения вреда при необходимой обороне, задержании преступника, крайней необходимости лицо, которому причиняется вред, не может быть признано потерпевшим в уголовно-правовом плане, так как нет преступления, а вред ему причиняется правомерными действиями, которые признаются общественно полезными.

Аналогично не может поведение потерпевшего исключить вину лица в ситуации субъективного случая, так как нет преступления, соответственно, нет и лица, которому вред причинен преступлением. В то же время ситуация субъективного случая сопровождается отсутствием виновного отношения к нему со стороны причинителя вреда. В этих условиях виновность лица, совершившего деяние, исключается не из-за наличия того или иного поведения потерпевшего, а в силу применения общего положения уголовного права о недопустимости уголовной ответственности при отсутствии вины причинителя вреда.

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М. Лебедев на IX Всероссийском съезде судей заявил о сохранении достаточных правовых условий для дальнейшей гуманизации уголовного законодательства. В процессе гуманизации законодательства следовало бы расширить перечень преступлений небольшой тяжести, по которым уголовное преследование возбуждается по жалобе потерпевшего. В эту группу могли быть включены имущественные преступления, совершенные против потерпевших родственников, за исключением тяжких.

На страницах юридической печати высказывается мнение, что уголовное наказание преследует, в том числе, цель удовлетворения потерпевшего лица. Действительно ли это так?

В отечественной литературе по уголовному праву вопрос о том, является ли одной из целей уголовного наказания удовлетворение потерпевшего, решался по-разному.

Доминирующим среди криминалистов признается суждение, что наиболее важной целью наказания является общее и специальное предупреждение преступлений, уголовное наказание не направлено на удовлетворение потерпевшего. Однако высказывалось и противоположное мнение, согласно которому, помимо прочего, уголовное наказание преследует и цель удовлетворения потерпевшего.

В части 2 статьи 43 УК РФ определено, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, а в ст. 6 УК РФ закреплен принцип справедливости, который выражается в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Этот принцип в уголовном праве выражается и в справедливом формировании круга преступных деяний и определении в законе справедливой санкции за деяние, которое им запрещается, а также в восстановлении нарушенных преступлением законных интересов потерпевшего.

Восстановление социальной справедливости и, соответственно, восстановление нарушенных преступлением законных прав потерпевшего через принцип справедливости заключается не в удовлетворении потерпевшего путем назначения виновному наказания, которое могло бы быть справедливым по мнению последнего, а в определении виновному наказания, носящего публичный характер. Публичный характер проявляется в том, что установление виновности лица в совершенном преступлении, признание необходимости применения наказания, определение его конкретного вида и размера является прерогативой не потерпевшего от преступления или других лиц, а исключительно государства. Именно таким образом могут быть восстановлены нарушенные в результате преступления права и свободы потерпевшего, компенсирован причиненный преступлением вред.

Ибрагим Аюбович, как Вы считаете, в настоящее время в полной ли мере используются законодателем и правоприменителями научные знания о потерпевшем от преступления?

Известно, что использование результатов исследования в социальной практике представляет собой завершающую и нередко самую сложную фазу процесса научного поиска. Поэтому для решения данной проблемы (а в нашем случае — для успешного использования знаний о потерпевшем) необходимо одно важное условие, обеспечивающее практическое применение научных выводов о потерпевшем. Это убеждение практических работников правоохранительных органов, судей, адвокатов в возможности и целесообразности реализации правовых знаний о потерпевшем от преступления. Необходимо отметить, что на протяжении многих лет научные выводы теории о потерпевшем, ее практические рекомендации воспринимались не всегда и не везде с одинаковой заинтересованностью. Лишь в последние годы в этом отношении наметились существенные сдвиги. Этому способствовали и способствуют исследования проблем потерпевшего от преступления, выпуск специальных учебных пособий, монографий.

Убежденность практических работников в нужности правовых знаний по проблеме потерпевшего в немалой степени обусловлена и тем обстоятельством, что законодатель вносил в материальный и процессуальный законы корректировки, касающиеся уголовно-правовых и уголовно-процессуальных аспектов потерпевшего. Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно обращался к вопросам соответствия норм Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, регулирующих вопросы потерпевшего, Конституции Российской Федерации. Верховный Суд в постановлениях Пленума последовательно проводил и проводит идею о необходимости учета обстоятельств, относящихся к потерпевшему от преступления, в целях правильной квалификации преступлений, объективного исследования всех обстоятельств по делу, индивидуализации вины и ответственности.

Так, на основе последних научных уголовно-правовых исследований о потерпевшем Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 323-ФЗ внесены изменения в ст. 76.1 УК РФ. Эта статья дополнена ч. 2, согласно которой лицо, впервые совершившее преступление в сфере экономической деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение. Федеральный закон от 30 марта 2015 г. № 62-ФЗ существенно расширил в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации права потерпевшего в части исполнения и отсрочки приговора, связанные с получением информации о прибытии осужденного к лишению свободы к месту отбывания наказания, в том числе при перемещении из одного исправительного учреждения в другое, о выездах осужденного за пределы учреждения и т.д.

Аналогичным образом использованы последние достижения теории о потерпевшем в уголовном праве, уголовном процессе Верховным Судом Российской Федерации при принятии постановлений пленумов: от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», от 29 ноября 2016 г. № 55 «О судебном приговоре».

Вопросы значения потерпевшего в уголовном праве и процессе многогранны, многие из них требуют дальнейшей теоретической разработки и практического применения. Конечно, их невозможно обсудить в обозначенном формате в полном объеме.

Спасибо за интересное интервью.

Партнеры:

  • Правовая Россия
  • Информационно-правовое обеспечение «ГАРАНТ»
  • Компания «Консультант Плюс»
  • ИТАР-ТАСС
  • Российское агентство правовой и судебной информации